?

Log in

Саша

История семнадцатая: Про любовь и нелюбовь.

История предыдущая


Что мы знаем про любовь? Любовь – странная штука, вряд ли кто-то возьмется точно описать, что это такое и как она приходит. Приходит она неожиданно, или все-таки чаще к тем, кто живет в ожидании любви? А если кто-то очень долго, десять, пятнадцать, двадцать лет живет в ожидании любви, а она все не приходит? Тогда, устав от ожидания, человек может однажды решить, что он уже влюбился, что – это и есть его настоящая любовь. И он начинает приносить ей жертвы, как деревянному идолу, которого принимает за бога, чтобы длить эту иллюзию неодиночества как можно дольше, чтобы задобрить придуманное им божество своими подношениями. Иногда это может быть долго, даже всю жизнь, но эта иллюзия, что ты не один, страшнее самого страшного одиночества, потому что в этой сделке человек теряет себя, умолкает внутренний живой диалог, умолкает голос логики и разума. Человек не может честно заглянуть себе в душу, потому что ему стыдно признаться в этой гнусной лжи, в предательстве - я больше не верю, что достоин счастья. Тогда ему даже наедине с собой будет плохо, у него нет самого себя, у него есть только иллюзия любви, которая как ширма отгораживает его от жизни. И эта иллюзия любви, ее суррогат, съедает и жизненные силы, и веру, и волю.
Потом он будет цепляться за эту ошибку, будет бояться потерять то маленькое, что отхватил себе от жизни – иллюзию, что он не один. Как это лечится? Ампутацией, отсечением предмета и иллюзии, но первом этапе хотя бы предмета. Костер, не питаемый дровами, рано или поздно погаснет, только сил на такое отсечение обычно не хватает, мало кто готов полоснуть себя лезвием по открытой ране. Уйти может только тот, кому нечего терять, кто дошел до последней грани одиночества, за ней есть и прощение и отпущение. Освобождение.

Саша решила переехать к Игорю. Утром, когда дети отправились в школу, она сообщила о своем решении Дженнифер, та, похоже, не удивилась.
- Я видела, что с вами происходит что-то и давно хотела поговорить, но не находила повода начать разговор, ваша личная жизнь – это не наше дело, но мы же вроде как семья, вы могли бы посоветоваться со мной, если попали в затруднительную ситуацию. Мне очень жаль, что вы приняли решение уйти, дети уже привыкли к вам, они будут скучать, да и нам с Полом будет вас не хватать. Если я могу что-то для вас сделать, дайте мне знать. - Дженнифер помолчала какое-то время и все-таки добавила, - И если понадобятся рекомендации, мы будем рады помочь.

Они договорились, что Саша поработает у них, пока Дженнифер не найдет новую няню. И вот покатились последние деньки, Саша как будто переживала все привычные моменты заново, как-то особенно остро. Она была счастлива в этом доме, ее уважали и ценили, это была ее первая настоящая работа в Лондоне. Саше было невыносимо грустно расставаться со всем, что довелось здесь узнать и полюбить, но она не оставляла для себя шанса передумать, и не давала другим шанса переубедить ее. Игорь, по какой-то нелепой случайности, стал важнее, чем все эти близкие и любимые люди, дорогие Сашиному сердцу вещи, эта истинно английская жизнь, которой Саша так дорожила, он стал номером один в ее листе ожидания счастья.

Саша с нежностью и болью прощалась с этим домом, с семьей, со своей чудесной спальней, уютной кухней, осенним садом за окном, деревья уже почти все стояли по-зимнему голые, только вечнозеленые кустарники блестели жесткими листьями на солнце. Она дотрагивалась по очереди до всех предметов и подолгу стояла так, чтобы запечатлеть в памяти.
Латунная настольная лампа с зеленым абажуром из толстого стекла, старинная и очень английская, как казалось Саше, она создавала необычный, сказочный свет, придавала особое содержание вечерам, которые Саша проводила дома. Огромное зеркало в тяжелой деревянной раме, напротив входа, поначалу Саша даже боялась заглядывать в него, чтобы не увидеть привидений, ровесников этого зеркала, таким большим и старым оно было, но потом оно стало ее главным советчиком и даже собеседником, когда Саша собиралась на свидания или долгими вечерами в ожидании Игоря. Уютное, глубокое кресло с гнутыми деревянными ножками, оббитое мягким голубым плюшем с золотой каймой, Саша часто пододвигала его к самой двери в сад, забиралась с ногами и подолгу сидела с чашкой чая, закутавшись в клетчатый плед, подарок Люды на новоселье.

Мальчики тоже чувствовали предстоящее расставание, у них уже был опыт терять, каждая новая потеря была для них особенно болезненной, также как и каждый новый человек воспринимался в штыки, такая защитная реакция от будущих потерь. Дженнифер сказала сыновьям, что Саша уезжает, но они не сдавались.
- А куда ты едешь? А зачем тебе туда? Ты ведь можешь съездить и вернуться, - Слава забрасывал Сашу вопросами, было видно, что ему трудно отпускать ее. Он даже старался говорить по-русски, что Саше было приятнее, Макси был более закрытым, по сравнению с братом, но Саша видела, что и ему не все равно, он помрачнел и отстранился, как будто обиделся, за то, что его снова бросают.
Для Саши мальчики тоже уже давно стали родными, она вместе с Дженнифер переживала их радости, открытия, синяки и ссадины, трудности в школе и периоды капризов и непослушания. Она многому научилась с ними, стала смелее, честнее с собой и с ними, но вот только в главном она так и не решилась посмотреть себе в глаза, вместо этого она приносила в жертву тех, кого любила, и кто любил ее.

Почему она приняла такое решение? Трудно однозначно дать ответ. Никто не враг сам себе, никто не будет намерено обрекать себя на страдания, но кто знает заранее, где эти самые страдания поджидают. Мы все живем в ожидании счастья, и каждый шаг, каждый вздох, каждое решение, по нашему глубокому убеждению, должны приближать к великому и бесконечному счастью, к счастью, каким мы его видим и понимаем. Каждый хочет быть нужным, быть полезным, если и не всему миру, то хотя бы самым близким и дорогим людям, хочет дарить радость, видеть благодарность в глазах партнера, слышать «спасибо, что ты есть».
Саша верила с то, что она была влюблена, все свои надежды на счастье, по полноценную радость жизни она связывала с Игорем, и, что самое главное, она верила, что нужна ему, хотела думать, что может вернуть ему веру в себя и в любовь. Она видела много общего в их судьбах: разочарование в партнере, поиски себя, которые привели их обоих в Лондон и столкнули здесь, общие интересы, общие увлечения. Саша решила, что это судьба, что ей нужно быть с этим человеком, вместе идти по жизни, вместе заново учиться радоваться и доверять.

«У меня ведь есть Люда, мне есть куда пойти со своими бедами и невзгодами, есть человек, который готов меня выслушать и понять в любое время дня и ночи, а он совершенно один, у него совсем никого нет. Семья против, сестра осуждает, жена использует, еще и сын заболел, так недолго совсем веру в будущее потерять. Вместе мы сможем противостоять этому, вместе мы одно целое, а не две одинокие, никчемные половинки, которые не знают чем заняться и куда податься», - так Саша размышляла о предстоящем событии.
Отчасти Саша решила поиграть в спасателя, отчасти страстно хотела быть спасенной сама. Она искренне верила, что нашла благодарное применение своим талантам, и нашла человека, который сделает ее счастливой. Игорь украшал ее жизнь летом, и Саша убедила себя, что так будет всегда, что последние события – это просто недоразумение, которое пройдет, как только они снова будут по-настоящему вместе.

Она не стала советоваться с Людой, в глубине души она знала, что Люда скажет, и не хотела этого слышать, даже наедине с собой Саша не взвешивала за и против, сейчас она просто не могла поступить по-другому. Она видела только одну дорогу к своему счастливому будущему – с ним.

- Когда ты переезжаешь? - Люда стояла спиной и что-то помешивала в кастрюльке на плите.
- Мы договорились, что я останусь пока Дженнифер не найдет новую няню. Недели две я думаю, может меньше.
- И где этот дом, который они с другом нашли?
- В районе Хитроу, в пятой зоне на юго-западе, но его надо немного отремонтировать, завести туда какую-то мебель. Всего восемь комнат, три для нас – я с Игорем, его сестра и друг, который с ним приехал в этот раз, остальные будут сдаваться. - Саша что-то пристально разглядывала за окном, боясь встретиться с Людой взглядом, - Игорь сказал, что нашел мне работу, сортировать письма на почте, в ночную смену.
- А себе он работу нашел?
- Еще нет, он пока будет заниматься ремонтом, мебелью. Ну сколько можно работать няней, надо же как-то и дальше развиваться.
- Это твое мнение? Хитроу, это же край света, туда добираться вечность будешь, ты же себя похоронишь там! – Люда резко замолчала, Саша видела, что ей трудно сдерживать все, что она хочет сказать о ее выборе и была благодарна ей за это, сейчас Саше просто надо было почувствовать рядом человеческое тепло, что она не одна, набраться сил, чтобы доделать то, что она затеяла.
- Как Надя? Давно в Украинский клуб ходили? – Спросила Саша, что поменять тему.
- В пятницу ходили, - Люда отвечала немногословно и лицом к Саше не поворачивалась.
Саше в какой-то момент показалось, что Люда украдкой вытирает слезы ребром ладони, ей очень хотелось подойти сзади, обнять, шутить, поговорить о чем-то веселом, как они часто раньше делали, но она не смогла найти в себе силы для этого, Саша молча одела пальто и ушла в Лондонский осенний вечер.

Этот пасмурный, холодный вечер напомнил ей другой дождливый вечер, когда год назад, вернувшись с памятной вечеринки, Саша решила уехать жить в Лондон. Этот год вместил в себя целую жизнь, за все предыдущие Саша не переживала столько событий и перемен сколько за несколько месяцев, после приезда в Англию. Она медленно перебирала в памяти день за днем, начиная с первого свидания с Игорем, когда их веселый и беззаботный роман стал тяжелой, тянущей к земле ношей.
В глубине души она надеялась, что переехав к Игорю, она сумеет вернуть то легкое время, когда он был заботливым и влюбленным кавалером, а Саша радостно принимала его ухаживания. Она по-прежнему жила в прошлом, отказываясь принимать существующую картинку как реальность, отказываясь понимать, что все изменилось и в прошедшее лето дороги нет. Саша хотела отмотать жизнь назад, как пленку, и ради этой бессмысленной цели готова была принести в жертву все, что создала с таким трудом и упорством в этой стране. В глубине души она знала, что не получится, но очень страстно этого желала.

Вся семья вышла, чтобы попрощаться с ней, мальчики скакали вокруг машины, Дженнифер протянула какой-то сверток, что-то на память. Саша запоздало спохватилась, что ей тоже наверно надо было купить какой-нибудь подарок мальчикам, но тут же забыла об этом. Игорь поставил ее чемодан в багажник, все сказали друг другу какие-то вежливые банальности, договорились непременно поддерживать контакт, захлопнулась дверца, и Саша медленно как во сне наблюдала как этот милый бежевый дом, благополучный район, ухоженный парк проплывают за окном машины. Мимо.
Саша не бывала еще в своем новом жилище, не ездила смотреть комнату, в которой ей предстояло теперь жить, она решила все заочно, новые условия были неважны. Сейчас главное пережить этот момент расставания, а потом будет лучше.

Comments

В омут головой! Эх, кажется мне, что добром это не закончится...
поживем увидим:)
ждала более эмоционального диалога с Людой... мне кажется люди не проговаривают происходящее, когда отношения на грани разрыва или когда долго не виделись... ))
это в паре обычно так, не проговаривают, когда уже не имеет смысла тратить энергию или не совсем понятно, что есть из-за расстояния, и еще если бояться потерять то, что есть:).
Люда просто подруга, она ведь не свои отношения с Сашей выясняла, помочь можно тому, кто просит о помощи, кто понимает что она ему нужна. Потом, она мудрая женщина, в данном случае очевидно что, чтобы Люда не сказала, на результат повлиять она не могла.
Мне очень жалко, что Саша ушла от Дженифер. Мне этот Игорь с самого начала не нравился.
Как-то обречённо в начале этой главы ты пишешь о любви...

Саша... смелая она женщина:-))
просто эта Сашина любовь обречена, надо же как-то об этом сказать.